КМК

3 апреля 1932 года из доменной печи № 1 Кузнецкого металлургического комбината был выдан первый чугун, этот день и считается днем рождения комбината. Ему предшествовали 1000 дней стройки — так мало для завода, но так много для энтузиастов, работавших в грязи, холоде и стуже. Их согревала вера в великое дело — они строили металлургический гигант и город-сад.

Первая идея построить под Кузнецком металлургический завод возникла еще в 1916 году, когда главным инженером будущего завода в наш город был приглашен Михаил Константинович Курако. Эти планам помешала гражданская война, а сам великий металлург умер от тифа. Но его ученик Иван Павлович Бардин продолжил дело мастера, в 1929 году он получил приглашение стать главным инженером Кузнецкстроя. Это событие он считал самым счастливым в своей жизни.

По прибытию в Кузнецк, Бардин застал на стройплощадке всего 200 рабочих, 6 лошадей, 2 автомобиля и маленькую электростанцию. Начальник строительства Сергей Миронович Франкфурт вспоминал:

В Кузнецк пришли ночью. «Вокзал» состоял из двух-трех вагонов. Шел дождь. Темно. Крики… С большим волнением ждал утра, чтобы увидеть то место, где предстоит построить гигантский завод и город возле него. Вместе с рабочими, спешившими к утренней смене, я поехал на площадку. Площадка была покрыта травой. Вдали отдельными белыми пятнами разбросаны большие деревянные строения.

«Рождение стали и человека», С.М. Франкфурт

 

КМК

Вскоре количество строителей начало прибывать. В стройке участвовали собранные со всего Союза комсомольцы, безграмотные крестьяне из ближайших деревень, бывшие кулаки, красноармейцы, столичные энтузиасты — очень пестрая картина. Не хватало еды, жилья, больниц.

Тысячи рабочих жили где придется — бараки, землянки, палатки. Одной из самых сложных была работа грабарей — землекопов, которые перелопатили 14 миллионов кубометров земли из котлованов — фундаментов для будущих печей и цехов. Недавние крестьяне, землекопы прибывали на стройку семьями, жили как придется. Из 15000 человек немногие расселились по близлежащим населенным пунктам, а большая часть жила в палатках, которые, как военный лагерь, простояли три года.

Наши «небоскребы, а точнее — земле-скребы» — называли кузнецкстроевцы свои землянки. Обустраивались, кто как умел. На устройство давали 5 дней после прибытия. В бараках, рассчитанных на 30 человек, жили 80, на 100 человек — 200. Как грибы, росли вокруг стройплощадки поселки, которые назывались — «Шанхай», «Копай-город». Их жители не сомневались, что из этого всего вырастет Сад-город.

Вот как вспоминают свои будни строители:

… В комнате было тридцать человек. Я был тридцать первым. Сверх нормы. Мне койку дали. Привязал я свой чемодан к кровати и ушел. Прихожу вечером, а на моей койке женщина спит. Я ее спрашиваю: «Почему вы здесь?» Она говорит: «У нас такой порядок, ночью одни спят, днем другие». Да, жизнь тогда была иная, чем теперь. Скудная техника, голодный паек, тесное жилье… И вместе с тем — безграничный энтузиазм людей, веривших в светлый завтрашний день.

Из воспоминаний ветерана Кузнецкстроя, А.С. Млатковского

Вот отрывок еще одних воспоминаний:

Здесь была тишина, безлюдье, холод. Нас поместили в бараке. Я лег одетый и в шапке. Когда проснулся от холода и поднялся, шапки на голове не было. Она примерзла к подоконнику.

Из воспоминаний кузнецкстроевца С. Дзендзеля

Вот как вспоминал И.П. Бардин это время:

Работали круглые сутки. Ночью площадку освещали прожекторы… Когда на половине котлована обнаруживались плавуны, котлован продолжали рыть, стоя по колено в ледяной воде. Земляные работы не прекращались и тогда, когда сильные морозы сковывали вязкую глинистую почву площадки… Каменную землю нужно было во что бы то ни стало разломать. Объявили субботник. Дезертиров не было. Были энтузиасты, борцы.

О суровых буднях кузнецкстроевцев писал свою поэму «Сказание о земле Кузнецкой» Владимир Маяковский. Бардин неоднократно вспоминал, насколько важной и вдохновляющей была эта творческая поддержка.

КМК

Со временем появилось все: в 1929 году — здание заводоуправления, медсанчасть (ставшая впоследствии первой горбольницей), первая городская библиотека, первая электростанция, заработали железнодорожные пути к заводу. В 1930-м был заложен фундамент первой доменной печи, построена Куйбышевская больница, основан Сибирский институт черных металлов, основаны первые дома на проспекте Энтузиастов,  в Новокузнецке приземлился первый самолет. В 1931 году поселок Сад-город был переименован в Ново-Кузнецк и разработан план города. В марте 1932 года города Ново-Кузнецк и Кузнецк объединили в привычный нам Новокузнецк, а в апреле свершилось рождение металлургического гиганта.

Утром 3 апреля на площади Побед собрались все — землекопы, бетонщики, плотники, монтажники, инженеры — и слушали, как заработала первая домна…

Кузнецкий металлургический завод вступил в строй действующих социалистических предприятий. 3 апреля в 2 часа 05 минут по московскому времени, первая домна выдала чугун высокого качества. Все агрегаты работали бесперебойно.

Из рапорта Центрального комитета партии большевиков

Первый кузнецкий чугун — 68 тонн — стал первой победой нового завода. Теперь новый лозунг гласил: «Даешь сталь!» И уже в сентябре свет увидела первая кузнецкая сталь, а к концу года был завершен полный металлургический цикл и были прокатаны первые в Сибири железнодорожные рельсы.

Если вы нашли грамматичеcкую или фактическую ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *